Category:

«Поплачь о нём, пока он живой…»

Моя старинная то ли статья, то ли перевод, сейчас не помню.
 Вопрос понятен: "Должен ли, может ли врач проявлять эмоции, эмпатию,  сострадание. Текст, на мой взгляд немного странный, букв много, так что  скорее всего перевод.
Тема для обсуждения, между тем, интересная.

«Поплачь о нём, пока он живой…»

Если бы выставить в музее
плачущего большевика,
весь день бы в музее торчали ротозеи.
Еще бы – такое не увидишь и в века!
Владимир Владимирович Маяковский

 В медицине часто сталкиваешься с непростыми ситуациями. Насколько  допустимо для врача выражать свои эмоции? В начале своей карьеры многие  врачи очень эмоциональны.

Мне много раз приходилось видеть, как  плачут из-за больного начинающие врачи — женщины и расстраиваются врачи —  мужчины. С возрастом и опытом это проходит. То ли мы учимся  контролировать свои эмоции, то ли черствеем.

Этот пост о том  стоит ли выражать свои сопереживания и эмоции врачу. В России такие темы  поднимаются довольно редко. Поэтому кратко излагаю размышления  американских коллег о том:

Может ли доктор заплакать вместе с больным?

Понять, когда можно заплакать вместе с больным для докторов непросто.

 В кинофильме «Собственная Лига» профессиональная бейсболистка чем-то  расстроена во время игры и начинает плакать (дело происходит в 40-х гг).

Том Хенкс, менеджер команды с отвращением, не веря своим глазам, говорит: «Ты плачешь?? В бейбсболе нельзя плакать!»
Можно ли плакать в медицине?

 Естественно, иногда работа доводит врачей до слез, но большинство  докторов предпочитают скрывать свои слезы от больных и коллег.

 Рахель Наоми Ремен, клинический профессор семейной и социальной медицине  в Калифорнийском университете и автор бестселлера «Кухонная мудрость:  исцеляющие рассказы» говорит:

«Врачей традиционно учат, что слезы — это признак непрофессионализма и профессиональной слабости».

 «В течение многих лет считалось, что «хороший врач» всегда спокоен и  безэмоционален» — говорит доктор Говард Броди, профессор семейной  медицины и директор Центра этики и гуманности в Мичиганском  Государственном Университете.

«Такая модель хорошо работает в  кризисной ситуации, когда врач должен оставаться спокоен, чтобы  эффективно выполнять свою работу и поддерживать спокойствие в пациенте»,  — продолжает др. Броди, «но некоторые врачи заходят слишком далеко,  считая, что любое проявление эмоциональности антинаучно, плохо и вредит  больному».

Более того, многие врачи нарочно дистанцируются от своих эмоций, чтобы защитить себя.

 «Они не спрашивают себя: «хорошо ли будет пациенту, если врач будет  общаться с ним холодно и сухо.» Они думают «хорошо ли будет от этого  мне?»

Медицинская этика постепенно отходит от «холодной и сухой»  модели общения с пациентом в сторону открытой эмоциональности во  взаимоотношениях врач-больной.

Др. Ремен — признанный лидер в  пропагандировании этого изменения парадигма. Она основательница и  директор Института исследований здоровья и болезней в Калифорнии,  который разрабатывает программы гуманизации в медицине.

Более 10  лет назад этот институт разработал курс под название «Искусство  Исцеления», в который вошли вышеупомянутые принципы. Теперь этот курс  преподается в 38 медицинских институтов США.

Обращаясь к ветеранам медицины, которые не проходили подобный курс в студенческие годы др Ремен говорит:
 «Умение слушать людей, переживающих эмоциональную боль — чрезвычайно  важно. Сопереживание и неотстраненность может оказать исцелить  больного».

Это изменение медицинской этики отражает изменение в  обществе в целом, утвержает Вильям Х. Фрей II, директор  исследовательского центра Болезни Альцгеймера в региональной больнице  Святого Павла, Минессота и автор книги «Плач: загадка слез».

«Мы  проделали большой путь от тех дней, когда мужчины должны были быть  воплощенными Джеймсами Бондами — всегда у руля, все под контролем и  никаких эмоций», — говорит доктор Фрей.
Увеличение числа женщин докторов также влияет на изменение отношения к слезам и эмоциям в медицине.
«Увеличение числа женщин в медицине — это нормально», — говорит доктор Броди.

Больной на первом месте
И все же, несмотря на изменения в медицине и обществе, доктора очень настроженно относятся к идее плача на виду у больных.
 «Речь идет не о том, чтобы доктор получил эмоциональную разгрузку», —  говорит доктор Броди. «Главное — какое воздействие это окажет на  больного».

В некоторых ситуациях пациенты с благодарностью  воспринимают, когда врачи показывают свою эмоциональную уязвимость, это  подтвертило исследование под названием «Врач, который плачет»,  опубликованное в июле-августе 2005 г в Анналах Семейной Медицины.

 Исследование показало, что врачи отмечают позитивное отношение  пациентов, когда медицинский персонал плачет, выражает сочувствие и  показывает свою эмоцинальную уязвимость.

В одном случае врач  описывает визит пациентки, чей муж должен был умереть от рака в течение  нескольких дней. Врач плакал, когда пациентка рассказывала, как тяжело  ей было сообщить детям о серьезности заболевания отца. После того, как  муж пациентки умер, она публично поведела, как много для нее значило  столь явное сочувствие со стороны врача.

Авторы исследования  доктора Кирсти Малтеруд и Ханне Холлагель пришли к выводу, что  «спонтанное проявление эмоций врача может помочь пациенту».
Однако, доктора опасно балансируют в проявлении своих эмоций перед пациентами.

 Др. Ремен, которая страдает от болезни Крона в течение уже 52 лет, и  перенесла множество операций говорит, что она была очень тронута, когда  ее лечащие врачи со слезами на глазах сообщали ей плохие новости. «Это  помогало мне не чувствовать себя такой одинокой».

«Но докторам  нужно быть осторожными и не выносить свои эмоции на первый план», —  продолжает доктор Ремен, — «если бы врачи впали в истерику, сообщая мне  плохие новости, я бы почувствовала, что они нуждаются в моей помощи, а в  те моменты я едва могла позаботиться о самой себе».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded